…Эта история началась лет десять назад.

Хорошо помню, как о предстоящем визите почётной гостьи из Германии писали все газеты.

Пролежавший 73 года на дне озера Маджоре родстер «Бугатти» появился над поверхностью воды. Набережная швейцарского городка Аскона. 12 июля 2009 года

И вот, наконец, летом 2010 года в Калининград пожаловала графиня Карин фон Дёнхофф — племянница знаменитой аристократки Марион фон Дёнхофф. Той самой, что в начале 90-х за свои кровные отлила точную копию памятника Иммануилу Канту. И установила монумент аккурат напротив университета, который сейчас носит имя немецкого философа. А ещё подарила башенные часы на Кафедральный собор. И всё из-за особой любви к городу своей юности — Кёнигсбергу, который, став русским трофеем, был переименован в Калининград.

«Красная графиня»

Однажды, когда уже полным ходом шла Вторая мировая война, двоюродный брат Марион — Генрих фон Лёндорф, доверил ей тайну о готовящемся покушении на Гитлер. И «красная графиня» (так её стали называть, после участия Марион в студенческих выступлениях на стороне коммунистов) стала связной. Раз в шесть недель она приезжала из Кёнигсберга в Берлин, налаживала контакты и передавала информацию. Возила конспиративные письма и секретные документы из Германии в Швейцарию.

 

Родовое имение Фридрихштайн, ныне посёлок Каменка в 9 километрах от Калининграда. Слева от центрального входа — чёрный родстер «Рёр» графа Генриха фон Дёнхоффа

Обычно Марион пользовалась поездом, но однажды ей пришлось поехать на автомобиле. За рулём, ночью через Альпы. Обледеневшие дороги, сугробы… На колёса пришлось надевать стальные цепи. Один раз лимузин занесло и он едва не рухнул в бездонную пропасть…

Братья и сёстры Дёнхофф — Марион, Мария, Кристоф, Дитрих, Ивонн, Генрих и Криста (слева направо). Фридрихштайн, 1912 год

От имени участников заговора «красная графиня» встречалась с президентом Международного комитета красного креста Яковом Буркхардтом, договаривалась о помощи стране после антигитлеровского переворота.

Марион фон Дёнхофф за рулём белого родстера «Рёр», рядом — её старшая сестра Ивонна, 1935 год

Бомба для Гитлера

…20 июля 1944 года. Ставка Гитлера «Вольфшанце». Полковник Штауффенберг в своём портфеле пронёс на совещание бомбу. Прогремел страшный взрыв, но фюрер уцелел. План провалился. Гестапо удалось схватить участников заговора. Почти все были казнены. Среди немногих осталась в живых Марион фон Дёнхофф. Доказать участие «красной графини» в заговоре не смогли.

Дополнить портрет графини можно и тем, что в 1944 году эта отважная женщина принимала участие в подготовке покушения на Гитлера. Многие её друзья были арестованы и казнены. Марион тоже попала под подозрение, её много раз вызывали на допросы в гестапо. Но улик оказалось недостаточно и вскоре графиню отпустили.

Путешествие в Албанию

По случаю приезда представителей династии Дёнхофф в залах Немецко-русского дома на улице Ялтинской в Калининграде открыли большую фотовыставку, посвящённую именитому аристократическому семейству. Вот там-то мне и предстояло встретиться с племянницей этой легендарной женщины.

Марион фон Дёнхофф была известна ещё и тем, что отлично водила автомобиль. На спортивном родстере «Рёр» в 30-х годах прошлого века она отправилась в полное приключений путешествие из Кёнигсберга в Албанию. И написала об этом книгу, сразу ставшую бестселлером. За два месяца проехала более 2000 километров по Балканскому полуострову.

Лётчик-истребитель

— Марион тогда жила в имении Фридрихштайн, — рассказала мне её племянница Карин фон Дёнхофф. — Это в пяти километрах от Кёнигсберга. Машину она получила в подарок от старшего брата Генриха фон Дёнхофф. Причём, себе он купил точно такой же «Рёр». Только чёрного цвета. У Марион был белый. «Рёр» — довольно малоизвестная тогда, а сейчас и вовсе позабытая фирма. Мне известно только то, что изготовлена она была в Берлине по лицензии чешской «Татры». Вещь довольно эксклюзивная. Таких автомобилей изготовили всего несколько десятков…

— Почему именно «Рёр»? — недоумеваю я. —

— Ну, им хотелось родстер. Это было модно. Вся «золотая молодёжь» каталась на спортивных машинах. К тому же марка носила имя легендарного лётчика-истребителя первой мировой войны Ганса Густава Рёра — талантливого изобретателя и рискового бизнесмена. Его имя было на слуху…

На конных экипажах

— Генрих нередко шутил, что во всём благородном семействе великая честь управлять автомобилем оказана лишь самому старшему борату и самой младшей сестре, — вспоминает моя собеседница. — У главы династии графа Августа фон Дёнхофф было семеро детей — четыре девочки и трое мальчиков. Если кому-то срочно требовалось добраться до Кёнигсберга, то обращались либо к Марион, либо к Генриху. Других автомобилей в имении просто не было, не считая допотопного грузовика и пары старых полуразобранных легковушек, стоявших под слоем пыли в сарае.

В остальное время ездили на конных экипажах. Или верхом. Все они были прекрасными наездниками. Традиция…

— И это-то в середине 30-х годов! — удивился я.

А моя собеседница улыбнулась. Мол, а что вы хотите. Жизнь в Фридрихштайне текла своим чередом. По однажды заведённому почтенным семейством порядку. Начиная с конца XXVII века…

Утеха «золотой молодёжи»

Потом Карин фон Дёнхофф уточнила, что Генрих и Марион всё же были не единственными, кто ездил в семье на автомобилях.

— У моего отца Дитриха, родного брата Марион, тоже когда-то был автомобиль, — с гордостью поделилась графиня. — И не какая-нибудь там малолитражка «Рёр», а шикарный спортивный родстер «Бугатти», 1925 года выпуска. Может, это была и не самая удобная для дальних поездок машина, но мода диктовала свои правила. Молодому человеку из аристократической семьи кататься на представительском лимузине было не к лицу. «Золотая молодёжь» того времени предпочитала родстеры. Как, например, знаменитая танцовщица Айседора Дункан. У неё тоже был «Бугатти». Или восходящая кинозвезда Лилиан Харви

Карин рассказала, что Дитрих фон Дёнхофф жил в то время в Швейцарии. Учился на юриста. Получив образование, поселился в Бадене. Открыл адвокатскую контору. Часто ездил в Австрию и Германию. В Берлине-то он и купил себе автомобиль. Много путешествовал на нём по Европе. Несколько раз приезжал и в Кёнигсберг. И всякий раз останавливался в Фридрихштайне.

Бесплатное сено

— Машина была страшно дорогая и на её содержание уходила масса денег, — призналась Карин, — Но ведь Дитрих и зарабатывал неплохо. В то время, как его браться и сёстры жили в имении Фридрихштайн в режиме строгой экономии. Любопытный контраст… Семья обитала в настоящем дворце. С лепными потолками, шикарными интерьерами, старинными картинами и гобеленами на стенах. Но наличных постоянно недоставало. Хотя в имении трудились 20 человек обслуживающего персонала — садовники, горничные, конюхи и прочая прислуга. Но за работу они получали не зарплату. А были, как это лучше сказать, акционерами. То есть имели свою долю в приусадебном хозяйстве. Держали кур, свиней, коров и лошадей. Сено получали бесплатно с хозяйского поля. Но зато снабжали продуктами своих хозяев. Получалось что-то вроде натурального хозяйства. Поэтому-то и говорили, что Генрих, заплативший по 3.000 рейхсмарок за каждый родстер «Рёр», потратил просто фантастическую сумму. Вот что означает выражение «обедневшее дворянство»… А вместе с тем, «Бугатти» Дитриха стоил раз в десять дороже «Рёра»…

Две дорогие вещи

— В 1933 году мой отец женился, — вспоминает Карин — И сказал, что не может одновременно иметь две дорогие вещи. И продал свой «Бугатти»… Семья перебралась в Восточную Пруссию. Мой папа и моя мама поселились в имении Скандау. Это недалеко от Гердауэна — ныне посёлок Железнодорожный в Правдинском районе Калининградской области. Но теперь Скандау находится на польской территории. В 1936 году родилась я, спустя три года — мой брат Кристиан. То есть лично я этот «Бугатти» видеть и не могла и знаю о нём только со слов своего отца. Так уж вышло, что автомобилей в нашей семье больше не было. Моего брата Кристиана судьба забросила в Чехию, я обосновалась в Германии. Но мы оба пользуемся велосипедами и общественным транспортом. И так всю жизнь… Наверное, вас это удивляет?

Находка дайверов

О дальнейшей судьбе «Бугатти» своего отца Карин фон Дёнхофф понятия не имеет. Что дальше стало с «Рёрами» Генриха и Марион — тем более.

— Сколько времени-то прошло! — всплеснула руками Карин. — В этом году Марион исполнилось бы 100 лет (встреча с Карин проходила летом 2010 года — прим. автора). Да и война уж закончилась 65 лет назад. Хотя… «Бугатти» был очень редким автомобилем. Изготавливался мелкими партиями под заказ. Они же все значатся в специальных каталогах. Но я убеждена, что такие машины совсем уж бесследно не исчезают…

Карин как в воду смотрела. Действительно, не исчезают. Потому что вскоре после её визита в Калининград получила огласку весьма запутанная история. И связана она с находкой дайверов на дне швейцарского озера.

На глубине 54 метра

А всё началось с того, что руководитель дайверов Йенс Бёрлин решил обследовать глубины озера Маджоре. На берегу которого раскинулся милый курортный городок Аскона. Это на юге Швейцарии, в 50 километрах от Лугано. В ходе очередного погружения Йенс наткнулся на большой предмет, лежавший на глубине 54 метра.

Дайверы обнаружили «Бугатти» на глубине 54 метра

Родстер уже подцепили краном и начался подъём

Левая сторона «Бугатти» сохранилась лучше, она была погружена в ил

Родстер наконец-то показался над водой

Вскоре стало ясно — это старинный автомобиль. Дайверы сделали несколько снимков, обнаружили чудом сохранившийся номер шасси машины. Начали наводить справки. Какого же было их удивление, когда вскоре они получили ответ, что это «спортивный родстер «Бугатти-Брешиа» Модель «22», номер шасси — 2461, изготовлен в 1925 году. Первый владелец — Жорж Пева. Проживал во Франции в городе Нанси в доме №49 по улице Доминиканцев. 11 апреля 1925 года он поставил на учёт свой новенький «Бугатти» и получил государственные регистрационные знаки «8843 N5».

Потом родстер сменил нескольких владельцев. Последний из них — Макс Шмуклерски, швейцарский архитектор польского происхождения. Он работал по контракту в Асконе — строил виллы и особняки для богатых клиентов. Доподлинно известно, что Макс владел спортивной машиной с 17 июля 1933 года по 25 августа 1936 года.

Но оставался невыясненным главный вопрос: как «Бугатти» оказался на дне озера?

Сбросили в озеро

Перелопатив массу документов, удалось выяснить, что по окончанию контракта Шмуклерски засобирался к себе в Цюрих. Естественно, решил ехать на «Бугатти». Но не тут-то было. Машина-то имела немецкую регистрацию. Поэтому таможенники потребовали уплатить пошлину. Настолько высокую, что она перекрывала стоимость самой машины. В итоге архитектор бросил свой родстер прямо га границе. Прошёл год… Перед таможней встал вопрос: что делать с машиной? В связи с тем, что неоплаченный товар должен быть обязательно уничтожен, они приняли решение сбросить «Бугатти» в озеро. Где он и пролежал 73 года.

«Бугатти-Брешиа» модель «22», шасси №2461, 1925 год выпуска, перед продажей на аукционе. Париж, май 2010 года

…Автомобиль подняли со дна 12 июля 2009 года. А летом 2010 года аукционный дом «Бонхамс» в Париже провёл торги ржавого остова «Бугатти». Стартовая цена — 260.500 евро. Раритет приобрёл коллекционер из Аргентины, имя которого не разглашалось. Известно только, что латиноамериканец выложил за покупку на 30.000 евро больше заявленной суммы.

«Бугатти» во время проведения аукциона в Париже

Аргентинский миллионер

А потом произошло то, чего я вообще не ожидал. Неожиданно от Карин я получил сообщение, что найденный на дне швейцарского озера «Бугатти» принадлежал её отцу. Мол, у неё сохранились какие-то бумаги, где был записан номер шасси автомобиля — 2461. То есть именно тот, который обнаружили дайверы.

Но аукционная сделка-то уже состоялась. И останки «Бугатти» в деревянном ящике были увезены в Южную Америку.

В найденных документах значилось, что Дитрих фон Дёнхофф купил «Бугатти-Брешиа» модели «22» в 1929 году у некоего француза месье Нея. Видимо, второго владельца после Жоржа Пева. А, отъездив четыре года, Дитрих машину продал. Вопрос только, кому? Это установить так и не удалось.

Есть версия, что архитектор Макс Шмуклерски приобрёл машину у французского туриста (и опять француз!). Правда, имя его не известно. Ибо сделку юридически не оформляли. А, может, архитектор купил родстер непосредственно у графа фон Дёнхоффа? И если сделку не оформляли, то автомобиль может до сих пор ещё числится за Дитрихом. И тогда насколько законным выглядит продажа останков машины через аукцион аргентинскому миллионеру?

Но Дёнхоффы сделку оспаривать не стали… Похоже, что уже и не будут…

Графиня Карин фон Дёнхофф, её брат Кристиан и Юрий Грозмани — справа, Калининград, 14 Июля 2010 года

«Бугатти» в Кёнигсберге

Так или иначе, но в истории с владельцами этого загадочного родстера ещё много пробелов. А таинственная история с поднятым со дна швейцарского озера «Бугатти» оказалась самым неожиданным образом связанной с Кёнигсбергом. Ведь именно этот родстер с заводским номером «2461» когда-то раскатывал по набережной Преголи, узким улочкам Альтштадта и острова Кнайпхоф. Потому что в каждый свой приезд на родину граф Дитрих фон Дёнхофф непременно посещал Кафедральный собор. Тоже традиция…

Юрий Грозмани

Оставьте комментарий

Пожалуйста напишите Ваш комментарий!
Введите ваше имя