ЗахаровДружеская попойка

Весной 1814 года у набережной реки Прегель в Кёнигсберге стояли несколько десятков гребных судов русского флота.

Вокруг них царило оживление: моряки провожали командира одной из эскадр — капитана 2 ранга Ивана Саввича Сульменёва.

Заслуженный морской волк отдал флоту 28 лет, совершил 29 дальних походов и теперь уходил в отставку. По такому случаю виновник торжества выставил матросам несколько бочек пива. Всюду слышались бодрые крики “Ура!” и “Виват!”

Русские галеры появились в Кёнигсберге осенью 1813 года, в самый разгар войны против Наполеона. Русская армия осадила Данциг, где находились французские войска. С моря неприятеля блокировали российские галеры. Ближе к зиме непогода заставила галеры уйти в Кёнигсберг.

Иван Саввич в этой кампании прославился тем, что командовал спасением транспорта “Святой Фёдор”, нагруженного припасами для русского флота. В жестокий шторм капитану 2 ранга Сульменёву удалось снять с камней повреждённый транспорт и отбуксировать его в Кёнигсберг.

На зимовке в реке Прегель моряки узнали о взятии Данцига русской армией, французы капитулировали 17 декабря 1813 года. На этом война на Балтийском море практически закончилась. Так что капитан 2 ранга Сульменёв уходил на покой со спокойным сердцем.

Офицеры провожали Ивана Саввича дружеской попойкой в одном из береговых кабаков. За столом только и вспоминали о подробностях войны с Наполеоном, активным участником которой был Сульменёв.

Из Кронштадта в Портсмут

Всё началось в 1805 году, когда Россия вступила в борьбу с наполеоновской Францией. Бонапарту тогда противостояла коалиция в составе России, Британии, Австрии и Португалии. Франция в союзе с Испанией в первую очередь планировала сокрушить своего главного врага — Британию. Для этого Наполеон собирался высадить десант на английские острова.

Однако осуществить вторжение не удалось: в самом начале войны английский флот под командованием адмирала Нельсона наголову разгромил франко-испанскую армаду в Трафальгарском сражении. Основные боевые действия переместились на европейский континент, где французская армия одерживала одну победу за другой. Русские и австрийцы отступали.

Надо сказать, что амбиции русского императора Александра I не ограничивались Европой — он мечтал “отвоевать Константинополь”, уже давно носивший турецкое название Стамбул. Российская армия захватила принадлежавшее Турции княжество Молдавию, но идти дальше не хватило сил. Тогда русский император принял решение ударить по басурманам из Средиземного моря.

Англичанам война России и Турции была совершенно невыгодна: она отвлекала силы от главного неприятеля — французов. Но переубедить Россию не удалось — пришлось поддержать. Вскоре из Кронштадта в Портсмут вышла русская эскадра под командованием адмирала Сенявина.

Ивану Саввичу Сульменёву тоже довелось принять участие в этом походе.

Дарданеллы под ударом

В Англии Сульменёва назначили командиром парусного брига “Феникс”, который был куплен у англичан. Вместе со всей русской эскадрой “Феникс” направился в Средиземное море — к турецкому проливу Дарданеллы. Благо, Британия разбила французов на море и загнала турецкий флот в Стамбул — препятствовать эскадре Сенявина было некому.

Русские корабли подошли к проливу Дарданеллы и блокировали его. В Стамбуле, сильно зависящем от мор­ских перевозок, начались волнения. Султан приказал любой ценой прорвать вражескую блокаду.

10 мая 1807 года 8 турецких линейных кораблей вступили в бой с 10 русскими линкорами. Несколько часов кряду шла жестокая баталия. Потерь не было ни с одной стороны, но турки не выдержали перестрелки, прекратили бой и укрылись в проливе. На этом сражение закончилось.

Трофейный линкор

“Феникс” Сульменёва тем временем пользовался отсутствием в Средиземном море вражеских боевых кораблей: обстреливал турецкое побережье и французские войска в Италии, захватывал вражеские торговые суда. В июне 1807 года “Феникс” присоединился к основным силам Сенявина.

К тому времени русская эскадра отбила вторую турецкую попытку прорыва. На этот раз басурмане потеряли три линейных корабля: два пошли на дно, а ещё один — Седель Бахр — был повреждён и захвачен русскими.

— Получай турка под командование! — приказал Сенявин Сульменёву. — Отремонтируешь линкор и пойдёшь на нём в бой!

Капитан 2 ранга корабль принял, однако повоевать на нём русским морякам не удалось.

Мощная рокировочка

Матросы Ивана Саввича трудились не жалея сил: устанавливали сбитые мачты, заменяли пробитые ядрами паруса, ремонтировали повреждённый рангоут. Уже в июле 1807 года линкор был приведён в порядок и своим ходом добрался до Триеста, где находился отряд русских кораблей под командованием капитана 1 ранга Быченского (3 линейных корабля, 1 фрегат, 2 корвета). Тут моряков ждало неожиданное известие: в восточно-прусском городе Тильзит Россия заключила с Францией мир.

Александр I и Наполеон объявили себя братьями и клятвенно обещали “помогать друг другу во всякой наступательной и оборонительной войне, где только это потребуется обстоятельствами”. Франция и Россия обязывались “всеми мерами понудить остальную Европу соблюдать континентальную блокаду против Англии”.

В один миг враги и друзья поменялись местами. Сенявин срочно увёл эскадру в Лиссабон, захваченный французами. Отряд Быченского остался в Триесте. Вскоре из Санкт-Петербурга пришло новое известие: Россия объявила войну Англии.

Сдались англичанам

Сенявину и Быченскому пришла депеша императора Александра I:

“Признавая полезным для благоуспешного общего дела и нанесения вящего вреда неприятелю, предоставить морские силы Наши в распоряжение его величества правителя французов. Я повелеваю согласно сему учреждать все деяния и движения вверенной начальству вашему эскадры, чиня обязательно точнейшие выполнения по всем предписаниям, какие от его величества правителя Наполеона посылаемы вам будут”.

— Это что же, придётся воевать против Британии? — изумлялись моряки. — С владычицей морей? Это вам не турок бить!

Так оно и оказалось. Англичане быстро заблокировали с моря все русские корабли: и в Лиссабоне, и в Триесте. Особенно тяжёлым оказалось положение эскадры Сенявина: англичане высадились на берег и отбили у французов Лиссабон. Выйти в море и сразиться с превосходящим противником русские не решились. Адмирал Сенявин вступил с англичанами в переговоры.

Результатом была капитуляция русской эскадры. 7 линейных кораблей, 1 фрегат и несколько вспомогательных судов вышли из Лиссабона в Англию в сопровождении английской эскадры. В Портсмуте они спустили флаги и оказались в плену вместе с экипажами.

Два корабля эскадры адмирала Сенявина, “Рафаил” и “Ярослав”, по ветхости оказались неспособными к выходу в море — они были оставлены в Лиссабоне, разоружены и пущены на слом.

Тотальная распродажа

Отряд русских кораблей в Триесте продолжал томиться в блокаде. Месяц за месяцем проходил в бездействии. Наконец, 27 сентября 1809 года было получено высочайшее повеление государя императора: корабли передать французам, экипажам добираться на родину пешком.

Моряки начали готовиться к дальней дороге. Всё, что можно было, они продали: запасной такелаж, трофейное турецкое оружие и прочее имущество. На вырученные деньги закупали съестные припасы. Французам передали только корпуса кораблей и пушки. К марту 1809 года тотальная распродажа закончилась — матросы двинулись в путь.

Капитан 2 ранга Сульменёв возглавил 4-ю колонну. По дорогам Европы предстояло пройти 2.816 вёрст.

Босоногие оборванцы

Шли тяжело. Уже в Австрии отряд стал иметь вид оборванцев: форма поизносилась, сапоги прохудились. Местное население с удивлением рассматривало необычных военных.

— Русские моряки пропили свои корабли, — потешались обыватели.

Матросы не понимали и весело махали в ответ. Иван Саввич, знавший немецкий язык, расстраивался, но вида не подавал. Ночевали где придётся: в сараях, стогах сена, под открытым небом. Питались из рук вон плохо.

Миновав Венгрию и Галицию, моряки добрались до Российской империи. Идти стало веселей: российские крестьяне оборванцев очень жалели. Так потихоньку и дошли до Санкт-Петербурга. Полугодовой марш на этом завершился.

Воспитание патриотов

Капитана 2 ранга Сульменёва назначили командовать гребными галерами. А вскоре Наполеон напал на Россию, и Александр I вновь признал в англичанах союзников. Британцы разрешили эскадре Сенявина уйти в Россию.

Правда, почти все русские корабли к тому времени пришли в негодность — экипажи плохо за ними ухаживали. В строю чудом остались лишь два вспомогательных судна: “Мощный” и “Сильный”. Они-то и доставили бывших пленников на родину. Вместе с пушками, ядрами и запасом пороха эскадры.

За обветшавшие 7 линкоров и фрегат благородные англичане выплатили России компенсацию — на постройку новых.

Потом у Сульменёва были поход к Данцигу и зимовка в Кёнигсберге. После увольнения Иван Саввич устроился воспитателем в морской кадетский корпус в Санкт-Петербурге — принялся воспитывать очередное поколение патриотов, готовых к новым подвигам, лишениям и глупым приказам начальства…

А. Захаров

 


https://old.rudnikov.com/article.php?ELEMENT_ID=27932

Оставьте комментарий

Пожалуйста напишите Ваш комментарий!
Введите ваше имя