“Буйства и разбои”

Окрестности городка Юрбург (ныне Юрбаркас, Литва) за время своего существования неоднократно переходили из рук в руки.

Эта местность поочерёдно принадлежала Тевтонскому ордену, Великому княжеству Литовскому, Речи Посполитой, королевству Пруссия и Российской империи.

Понятно, что люди в этой местности жили разные: литовцы, евреи, немцы, русские — кого только не было. Славились они своей страстью к нелегальной приграничной торговле.

Проще говоря, контра­банде.

Особенно этот промысел расцвёл в середине XVIII века. Тогда на границе Российской империи и Восточной Пруссии редкий житель не занимался этим доходным бизнесом.

Власти России и Пруссии с ног сбились, пытаясь пресечь нелегальное перемещение товаров через границу. Однако лихие мужики с той и другой стороны кордона не унимались. Местное население всячески покрывало и поддерживало контрабандистов. В приграничной полосе царили “буйства и разбои”.

Беспредельное нахальство

Процветанию контрабанды способствовала пошлинная политика Российской империи. Власти установили очень маленькие налоги на предметы роскоши, которые крестьянам были абсолютно безразличны, зато огромные — на дешёвые бытовые немецкие товары. А ведь они отличались от российских более высоким качеством! Вскоре в официальных отчётах таможенников появились сообщения о том, что ширпотреб из Восточной Пруссии ввозится “почти без исключения тайно и очень много”.

Не случайно в книге 1842 года “Воспоминания жимайтийцев” (так называли обитателей тех краёв) не раз упоминалось, что живущие в “прусском приграничье” крестьяне богаче, чем их соседи.

Начальники по обе стороны границы сетовали, что “нахальство контрабандистов достигло крайнего предела”.

6 рублей серебром

Родившийся в этих краях гражданин России Юозас с детства знал, что контрабандисты — народ фартовый, состоятельный и отчаянный. Любой мальчишка почитал за честь оказать таким людям услугу: о казачьих разъездах предупредить или в сарае от погони спрятать…

В общем, как и все в округе, парень по мере сил помогал контрабандистам. За небольшую плату, естественно.

Когда Юозасу исполнилось семнадцать лет, довелось ему впервые участвовать в “настоящем деле”. Казаки задержали прусского крестьянина, который нелегально вёз через границу три телеги, доверху набитые добром. Немца сопроводили вместе с грузом на заставу. Однако одному из возничих удалось улизнуть — он примчался в ближайшую россий­скую деревню за помощью.

Сельчане живо собрали “отряд” в составе не менее 100 человек. Среди них оказался и Юозас. Вооружённые колами и дрекольем мужики лихо атаковали заставу. Русские казачки даже берданки не успели в ход пустить, так что отделались побоями и увечьями.

Конфискованный товар отбили. Немец-контрабандист выдал каждому спасителю по шесть серебряных монет. Это была первая богатая добыча Юозаса.

Водка и бабы

Российские правоохранительные органы начали следствие, удалось схватить несколько “зачинщиков” нападения, но всех участников “боя с казаками” отыскать не смогли.

Арестованные свою вину отрицали, “кивали” на немцев (которых и след простыл), и “сообщников не выдавали”.

Надежды властей на дон­ских казаков, которым доверили охрану границы, не оправдались. А как рассчитывало на них царское правительство! Чиновникам представлялось, что славившиеся своей жестоко­стью станичники наведут в непокорном приграничье порядок. Однако для борьбы с контрабандой казаки оказались совершенно непригодны.

— Недисциплинированны, — значилось в официальной переписке того времени, — и подвержены человече­ским слабостям.

Проще говоря, излишне отвлекались на водку и баб.

Пушки и кавалерия

Контрабандисты праздновали очередную победу. Чтобы исправить положение, царская администрация направила к границе армейские части. В конце концов, в 1827 году охрану границ Российской империи полностью перестроили на военный лад.

В ответ местное население начало сбиваться в вооружённые банды. Нередко они первыми нападали на пограничные наряды и заставы, чтобы с боем обеспечить провоз грузов через кордон. В результате поток контрабанды заметно возрос.

Юозас к тому времени собрал ватагу отчаянных мужиков численно­стью 25 человек. Им везло — пограничники не могли ничего поделать с удачливыми контрабандистами. Не помогло даже то, что Юрбургский таможенный округ был усилен двумя эскадронами кавалерии и двумя ротами пехотного полка, а в 1836 году дополнительно — пехотным полком с лёгкой батареей из восьми пушек.

Борьба разгоралась всё сильнее.

Благодарность самодержца

Однако излишней жестокостью банда Юозаса не отличалась. Когда в одном из боёв контрабандисты взяли в плен рядового Кияшко, убивать его не стали. Лишь “попридержали” пограничника при себе до кордона — на всякий случай, как заложника. Потом дали солдату уйти, а сами переправились на территорию Восточной Пруссии.

После возвращения к своим, Кияшко рассказывал, что бандиты потребовали от него указать безопасный маршрут к границе. Однако мужественный пограничник “решил лучше умереть, чем изменить присяге”. Короче, в живых остался только чудом.

Начальство не стало интересоваться, зачем местным контрабандистам было выведывать у Кияшко “безопасный маршрут”. Сообщники Юозаса знали местность лучше любого пограничника! Все в этих лесах были как дома.

Тем не менее о подвиге рядового быстро раструбили журналисты. В итоге Кияшко удостоили сразу трёх наград: 50 рублей от министра финансов, звания унтер-офицера от командования и ещё 50 рублей лично от императора Николая I.

Неуловимая банда

Банда Юозаса продолжала крепнуть — её численность возросла до 400 человек. Контрабандисты действовала не только на территории Литвы (входившей в Российскую империю), но и в Пруссии. Должностные лица обоих государств никак не могли напасть на след преступников.

Не раз российские пограничники могли только бессильно наблюдать за отрядом контрабандистов.

Задержать их не удавалось, поскольку те “всё время отстреливались”. Прибывшие на помощь жандармы окружали весь район, но контрабандистов к тому моменту уже и след простывал.

Местные жители наотрез отказывались помогать представителям власти. Как правило, во время облав всё мужское население близлежащих деревень “куда-то пропадало”.

Был случай, когда “отряд” контрабандистов из 70 крестьян, сопровождавших три повозки, попросту избил возле деревни Стремкайчяй охранников местной пограничной заставы и спокойно перешёл границу.

100 талеров и 555 рублей

В итоге бандиты Юозаса настолько запугали “погранцов”, что контрабандисты некоторое время переходили границу абсолютно безбоязненно. Лишь через несколько месяцев русские солдаты нанесли ответный удар: внезапно напали на отряд в тридцать человек, возвращавшийся с контрабандой из Пруссии. Во время перестрелки погибло несколько крестьян, остальных спасли местные жители — спрятали.

Контрабандисты не остались в долгу: они устроили перестрелку возле деревни Вайнутас, туда поспешили все местные силы пограничников. В это время другой крупный отряд контрабандистов напал и ограбил саму заставу в Вайнутасе.

Терпению властей наступил предел. На поиски банды Юозаса бросили войска по обе стороны границы. Только на решение этой задачи (помимо текущей охраны границы) русские выставили 233 пехотинца и 46 казаков, примерно столько же — прусские. Однако Юозас оставался неуловим.

В Кёнигсберге за поимку Юозаса пообещали премию в 100 талеров, русские власти выделили на всевозможных агентов и информаторов 555 серебряных рублей. Число военных у границы увеличили, начались массовые облавы.

Старые грабли

Под раздачу попали и другие кнтрабандисты, не входившие в банду Юозаса. Только с 8 июня по 10 июля 1850 года на пограничном участке Паланга-Таураге произошло десять столкновений с контрабандистами. По данным официальных документов, в них участвовали около 200-300 солдат и 800-900 контрабандистов.

Потери несли обе стороны. Лишь 26 августа 1850 года в деревне Стрибайчяй отряду русских солдат повезло — они арестовали доселе неуловимого атамана Юозайтиса. Взяли его хитростью — во время сна.

Легендарного вожака судили и отправили на каторгу в Сибирь. На родину он уже не вернулся.

Но контрабанда в этих местах продолжала процветать. Она не прекращалась даже в периоды первой и второй мировых войн. Да и сегодня на этом же участке промышляют “табачники” — нелегально таскают сигареты из Калининградской области в Литву. Недавно против них задумали использовать так называемое “балтийское казачество”.

В общем, история повторяется…

А. Захаров
Источник: http://www.rudnikov.com/article.php?ELEMENT_ID=27197

 

 

 

Оставьте комментарий

Пожалуйста напишите Ваш комментарий!
Введите ваше имя