Красные звёзды

Южнее города Первомайск, Николаевской области,
22 марта 1944 года.

…Местность становилась всё более изрытой. Идущие во главе колонны бойцы 4-й роты НКВД передали по цепи: «Слева глубокая воронка!»

Внезапно все остановилась. Пока отряд пробирался в заданный квадрат, окончательно стемнело. Солдаты во главе с тремя офицерами обошли лесок, и теперь перед ними открылся участок передовой.
Весь горизонт, от края до края, светился красноватым заревом.
Высоко в небе взлетали осветительные ракеты — серебристые и красные шары. Они лопались и осыпались дождём белых, зелёных и красных звёзд. Ракеты висели в воздухе несколько минут, потом догорали, падая.
— Влипли, — командир роты капитан Леденёв стянул с головы шапку-ушанку и вытер вспотевший лоб. — Фрицы нас обнаружат. Остаётся лишь одно — залечь и переждать до начала наступления.
Раскаты орудийного грома усиливались до сплошного приглушенного грохота. Сухим треском пощёлкивали пулемётные очереди.
…Два часа ночи. Канонада смолкла. На землю опустился густой туман.

Трофейная команда

— Мы в двух километрах от хутора Макеево… — посветив фонариком на карту доложил взводный.
— Хутор обходим стороной, — принял решение Леденёв. — Там могли остаться немцы. А у нас строгий приказ — в бой не вступать.
На небе одна за другой пропадали звёзды. Рассветало. Туман понемногу рассеялся.
Отряд двинулся вдоль широкого оврага в сторону села Троицкого.
— Товарищ командир! — окликнул Леденёва взводный. — Разведчики обнаружили…
— Что обнаружили?
— Сами посмотрите, здесь два шага…
Капитан Леденёв нехотя спустился в овраг. Там, среди груды каких-то ящиков и гужевых подвод стояли три легковые машины. Малолитражка, окрашенная в защитный цвет, на спущенных колёсах. Или «Олимпия» или «Кадет»… В полумраке — не разобрать. Рядом — тёмно-серый «Опель-Капитан». Отличная находка! За годы войны Леденёв научился неплохо разбираться в германской технике.
Вдалеке маячил ещё один автомобиль.

Отряд НКВД

— «Ханомаг», шесть цилиндров, — доложил взводный. — Проверил. Вроде исправен, в полном комплекте…
— Что значит «вроде»? — поморщился Леденёв.
— Виноват, не успел… И модель определить не смог… Раньше такая никогда мне не попадалась…
— Может, «Штурм»? — предположил возникший из полумрака уже немолодой военный в потёртом кителе с погонами старлея.
— Забираем все три машины, — распорядился Леденёв. — Не для трофейной же команды их тут оставлять. Выставите охранение! Быстро! Да посмотрите, что в ящиках. Если бумаги, упаковывайте всё…
Специальная команда, сформированная из сотрудников НКВД, продвигалась вместе с наступавшими частями 2-го Украинского фронта. О всех наиважнейших находках докладывали лично заместителю начальника УКР СМЕРШ полковнику ГБ Иосифу Лаврентьевичу Мордовцу.
«Особисты» отрабатывали чётко поставленную задачу — первыми захватывать брошенные при отступлении противника документы и различные ценности. И немедленно доставлять их в вышестоящий штаб. А легковые автомобили — так мимо них никогда стороной не проходили… Фронтовая валюта.
Капитан Леденёв выставил оцепление, а остальным бойцам дал команду спускаться в овраг и приступать к работе…

По брусчатке Кёнигсберга

Калининград, площадка у «Резиденции Королей»,
церемония открытия фестиваля ретроавтомобилей «Золотая тень Кёнигсберга».
27 мая 2017 года.

…Во внезапно наступившей тишине резко прозвучала барабанная дробь. Многократно усиленная через мощные динамики она громом отдавалась в ушах.
Тысячи зрителей затаили дыхание. Их взгляд был прикован к золотистому пологу, скрывавшему нечто внушительное. По очертаниям, скорее всего — старинный автомобиль.
Похожая на бархат материя, искрилась на солнце, ещё больше возбуждая любопытство публики.
Человек с тростью и старомодном котелке вместе с помощником откинули покрывало.
— Ах! — вырвалось у самых эмоциональных зрителей.
Перед обступивших плотным кольцом людей действительно предстал автомобиль 30-х годов. Чёрного цвета. С огромными блестящими фарами, хромированной облицовкой радиатора и сияющим бампером.

Церемония презентации «Ханомага-Штурм», который через 80 лет вернулся в свой родной город. Валерий Гвозденко и Михаил Гвозденко сдёргивают с автомобиля золотистый полог

— Спасённый шедевр техники! — громко объявил в микрофон ведущий. — «Ханомаг-Штурм 23Кl» — автомобиль, который в далёкие предвоенные годы катался по брусчатке Кёнигсберга и теперь, спустя почти 80 лет, вернулся обратно в наш город.
«Ханомаг», добро пожаловать в Калининград!
По площади эхом прокатились аплодисменты. Защёлкали затворы фотокамер. Телеоператоры навели свои объективы на диковинный автомобиль.

Les chefs-d’œuvre sauvés

— Ну, а сейчас хотелось бы пригласить на сцену энтузиастов — тех, кто разыскал этот автомобиль, доставил в Калининград и теперь занимается его реставрацией — продолжал ведущий. — Валерий Иванович Гвозденко и Михаил Гвозденко. Отец и сын… В общем, вся дружная семья! Итак, семья Гвозденко!
Под мощные аплодисменты герои поднимаются на сцену…
…Этот сюрприз с презентацией диковинного автомобиля ожидал публику сразу после церемонии официального открытия Третьего международного фестиваля ретроавтомобилей «Золотая тень Кёнигсберга».
В номинации Les chefs-d’œuvre sauvés («Спасённые шедевры») — за сохранение уникальной исторической техники, по единогласному решению жюри Главного приза фестиваля был удостоен владелец «Ханомага-Штурм» Михаил Гвозденко.
«Ханомаг» — ныне уже несуществующая фирма, основанная в немецком городе Ганновер и прекратившая выпуск легковых автомобилей с началом Второй мировой войны.
«Штурм 23K» — очень редкий и ценный экземпляр бизнес-класса, произведённый в 1936 году. Кузов у него — тоже необычный. Изготовлен знаменитым дизайнерским ателье «Амби-Бадд».

Ценный экземпляр

— «Амби-Бадд» — во времена Третьего рейха — это такой же престижный бренд, как ныне «Пинифарина», — рассказывает Виктор Михно. — Это, если говорить о мире моторов. Но если вспомнить мир моды — это всё равно как «Гуччи». Или «Дольче Габбана»… Или «Картье» в области часов и драгоценностей…
Любой автовладелец того времени мог с гордостью произнести: «Да, кузов моего автомобиля выпущен знаменитой «Амби-Бадд!» Кстати, даже лимузин Вождя всех народов в середине 30-х проектировала всё та же «Амби-Бадд».
На сегодняшний день известны лишь четыре хорошо сохранившихся и восстановленных «Ханомага-Штурм 23Кl» именно в такой вот комплектации… С учётом того, что за четыре года производства, с 36-го по 39-й, их выпустили не многим более полутора тысяч…

Настоящий детектив

— История «Ханоманга» — настоящий детектив, который удалось распутать, поработав с российскими и немецкими документами, — продолжает Михно. — Исследователям «АвтоРетроКлуба-Калининград» удалось по крупицам воссоздать весьма необычный жизненный путь этого автомобиля. Хотя «белых пятен» в биографии «Ханомага» ещё предостаточно, но мы уже установили, что до начала Второй мировой войны он действительно ездил по улицам Кёнигсберга. А доставлен был в Восточную Пруссию морским путём. Потому что по-другому в Кёнигсберг тогда было просто не попасть.

Вспомните Версальский договор, подписанный странами-победительницами в конце Первой мировой войны. Ведь в результате этого соглашения Восточная Пруссия оказалась отрезанной от остальной части Германии так называемым Данцигским коридором. Этот коридор — полоска земли, шириной от 30 километров в самом узком месте до 200 километров — в самом широком. Данная территория давала Польше выход к Балтийскому морю…
Договор вступил в силу 10 января 1920 года. Эта дата и ознаменовала собой начало длительной изоляции Восточной Пруссии от метрополии. По всему периметру отторгнутой земли стояли пограничные столбы с порядковыми номерами и табличкой «Помните о Версале» — на французском языке…

Стреляли по окнам

В поездах, проходивших по Данцигскому коридору, шторы на окнах вагонов должны были задергиваться наглухо. На территории Польши железнодорожные составы делали несколько вынужденных остановок, чтобы заправить паровозы водой. В это время вооружённые польские пограничники расхаживали вдоль вагонов, и если замечали хоть малейшее шевеление занавески — имели право стрелять по окнам. И говорят, что стреляли…
Поэтому немцы не любили ездить по железной дороге. Они предпочитали созданную в 1920 году «Морскую службу Восточной Пруссии» — пароходную компания, осуществлявшую перевозки по воде из германского Киля в восточно-прусский Пиллау и обратно.
Вот на одном из грузо-пассажирских теплоходов этой компании, под названием «Таннеберг», в конце 1936 года и был доставлен в Восточную Пруссию тот самый «Ханомаг-Штурм».
За 4.950 рейхсмарок его приобрёл местный бизнесмен Франк Неклер, который занимался поставками в город зерна, муки и прочего продовольствия.
Автомобиль прошёл регистрацию и ему присвоили имперские знаки IC-193637. Выяснить все подробности удалось благодаря сохранившемуся на передней вертикальной стойке номеру кузова — 831683 и, конечно, же берлинским архивам.

Тайник в стоге сена

— В сентябре 1939 года «Ханомаг-Штурм» отправили на фронт, — говорит об истории этого автомобиля его нынешний владелец Михаил Гвозденко. — Ничего удивительного — весь автотранспорт, мотоциклы и даже велосипеды подлежали в Германии всеобщей мобилизации. Как говорится, всё для фронта, всё для победы! И вот, с частями Вермахта, «Ханомаг», в конце концов, оказался на Украине.

Зима 1943 года. «Ханомаг-Штурм» на Украине. Автомобиль сменил восточно-прусские регистрационные знаки на польские

Весной 44-го части советской армии развернули массированное наступление, и «Ханомаг» оказался брошенным на освобождённой от немцев территории. Его-то и обнаружил один из советских офицеров под городом Первомайск Николаевской области. Смекнув, что таким добром не разбрасываются, закатил автомобиль в сарай на заброшенном хуторе и спрятал его в стоге сена.
Спустя год, когда война уже закончилась, офицер вернулся на тот самый хутор. И, о чудо! «Ханомаг» всё ещё оставался на прежнем месте.
Бывший фронтовик со временем стал начальником милиции города Первомайска. Это ещё одно чудесное совпадение, если не учитывать, что прославленный офицер службу проходил в войсках НКВД.
Пользуясь своим служебным положением, поставил на учёт германский трофей и получил на него советские государственные номера. А потом вполне благополучно отъездил на «Ханомаге» более 35 лет.

Среди белых медведей

Следующий владелец автомобиля — Юрий Александрович Шумейко из села Белгородка Хмельницкой области.

…1985 год. Юрий Шумейко недавно стал обладателем «Ханомага-Штурм» и уже успел провести на нём косметический ремонт и незамысловатый гаражный тюннинг. Село Белгородка Хмельницкой области, Украина

Через пару лет после покупки машины Шумейко завербовался работать на Север и в 1985 году отправился в Норильск.
Про «Ханомаг», само собой, он тоже не забыл. На бывшем германском трофее добрался своим ходом из Хмельницка до морского порта Мурманск. Шёл на предельной скорости. Расстояние почти в 3.000 километров умудрился покрыть всего за четыре дня.
А дальше — из Мурманска в Норильск. Две тысячи километров с гаком. Северный морской путь. Только на ледоколе!
В трюме места не нашлось и «Ханомаг» погрузили прямо на палубу ледокола «Ленин». В назначенное время легендарный атомоход отдал швартовые и взял курс на Норильск.
«Ханомаг» около месяца путешествовал на верхней палубе флагмана советского северного флота среди льдов, айсбергов и белых медведей.

Женился, развёлся…

Через 20 лет Шумейко вместе с «Ханомагом» вернулся на Украину. Денег на Севере заработал прилично. И вполне мог позволить себе купить даже новенькие «Жигули», но остался верен своему германскому железному другу.
Потом в жизни Юрия Александровича было всё. Большая любовь, женитьба, развод… И, конечно, раздел имущества. Бывшей супруге достался снятый с автомобиля оригинальный, но уже неисправный 55-сильный «ганноверский» двигатель.
Устав от катаклизмов семейной жизни, Шумейко перебрался в Ярославль вместе с порядком уже одряхлевшим «Ханомагом», под капотом которого теперь стоял «волговский» мотор.

Юрий Шумейко возле своего уже разобранного «Ханомага». Ярославль, ноябрь 2015 года.

Последние десять лет автомобиль пылился в гараже в полуразобранном состоянии. К тому времени «Штурм» уже утратил большую часть родных деталей, включая передний мост, салон и панель приборов.
Трудно сказать, как сложилась дальнейшая судьба этого раритета, если бы в конце 2015 года его не отыскал Валерий Гвозденко — участник «АвтоРетроКлуба-Калининград».

«Ханомаг-Штурм» уже в Калининграде и его счастливые владельцы — Валерий и Михаил Гвозденко. Май 2016 года

Валерий Иванович долго убеждал владельца расстаться со своим сокровищем. Переговоры растянулись на долгие месяцы.
В конце концов хозяин устал отвечать «я ещё немного подумаю» или «я пока окончательно не решил». И уступил-таки просьбам упорного автомобилиста из Калининграда. Валерий Гвозденко выкупил автомобиль, а потом подарил его своему сыну — Михаилу. Сейчас «Ханомаг» находится в стадии реставрации.

Фары и «винкеры»

— Мы делали всё возможное, чтобы вернуть «Ханомагу» его первоначальный облик, — поглаживает капот своего нового любимца Михаил Гвозденко. — Потому что очень хотели представить в достойном виде наш раритет на фестиваль «Золотая тень Кёнигсберга». В Польше заказали новодельные колёсные колпаки, которые, кстати, ничем не отличаются от оригинала. В Германии через электронный аукцион выкупили «винкеры». Причём, настоящие, произведённые в середине 30-х годов. Это такие хитрые устройства — электромагнитное реле со светящимся, выскакивающими в стороны оранжевыми флажочками. Раньше, ещё до войны, они выполняли роль сигналов поворота.
Потом мы долго искали подходящие фары. И нашли-таки. Представляете, довоенные фары фирмы «Хелла»… Мечта!


Отреставрировали сиденья и сшили новый салон. Приобрели колёсные диски и резину нужного размера. У «Штурма» ведь шины были просто гигантских размеров. Представляете, на 18 дюймов! Колёсико очень узкое и высокое. Сейчас такие не делают, а из старых запасов найти что-либо почти невозможно.
Ясное дело, за многие годы своей не самой сладкой жизни наш «Ханомаг» кое-что да подрастерял. Теперь вот приходится восполнять…
Но это на первом этапе… А потом перед нами стоят ещё более ответственные задачи. Надо, чтобы «Ханомаг» обязательно поехал на своём родном двигателе… Которого, к слову, у нас пока ещё и нет…

Фрагмент приборов «Ханомага-Штурм» от автомобиля Юрия Шумейко

Завистник-сосед

— Не так давно нам удалось узнать, что «Ханомаг-Штурм», принадлежащий семье Гвозденко, можно сказать, вошёл в мировую историю криминалистики и детективной литературы, — завершает рассказ о легендарном автомобиле организатор фестиваля «Золотая тень Кёнигсберга» Виктор Михно. — Дело в том, что самый первый владелец «Ханомага» коммерсант из Кёнигсберга — Франк Неклер по ложному доносу завистника-соседа был арестован и обвинён в убийстве собственной жены. В ходе судебного процесса он попал в поле зрения гестапо — у Неклера обнаружились французские корни и его обвинили в шпионаже в пользу реакционного правительства Эдуарда Даладье Третьей республики.
Бедняге Неклеру не смог помочь никто. Ни адвокаты, ни министерство иностранных дел Франции. Несчастного коммерсанта 5 ноября 1938 года казнили на гильотине в берлинской тюрьме Плетензее. И только спустя два месяца выяснилось, что жена Неклера выпала из окна сама. Несчастный случай. Да и шпионская версия рассыпалась как карточный домик. Ищейки спецслужб не смогли обнаружить ни одного доказательства в пользу того, что Неклер работал во вред интересам Германии.
Известный кёнигсбергский драматург Герман Гезе по материалам судебного процесса над Франком Неклером в 1939 году написал пьесу «Убить жену в Кёнигсберге». Пьеса имела ошеломляющий успех, однако начавшаяся война помешала её постановке на сцене театра.

Доехал до Парижа

Уже после Второй мировой войны к сюжету «Убить жену в Кёнигсберге» обратились французские мастера детектива Пьер Буало и Тома Нарсежак. Место действия ими было перенесено в Париж 50-х годов, а главный герой, соответственно, ездил уже не на «Ханомаге», а на французской малолитражке…
К тому же писатели воспользовались лишь отдельными сюжетными поворотами из этой реальной истории. Криминальный психологический роман вышел в 1952 году под названием «Та, которой не стало» (экранизация этого романа была сделана тоже во Франции — в 1955 году — фильм «Дьяволицы» реж. Анри-Жоржа Клузо)
и получил мировое признание. В начале 70-х годов прошлого века был переведён на русский язык и стал одним из самых популярных детективных романов в Советском Союзе.

Юрий Грозмани

 

Оставьте комментарий

Пожалуйста напишите Ваш комментарий!
Введите ваше имя