Вид стройной высокой осины, буквально заточенной под карандаш у основания и лежащей поперек придорожного кювета, поразил даже меня. «Ну и наглость, — возмутилась я вслух. — Это уж ни в какие рамки не лезет!» 

«Чем могу помочь?» – раздалось из бурелома за кюветом, откуда тот час появился лохматый бобр среднего возраста.

Когда ко мне вернулся дар речи, мы с Бобром обменялись дежурными любезностями и мнениями о погоде и приближающейся, вероятно, метели. Зверь оказался общительным, но ненавязчивым, без панибратства (свойственного, впрочем, больше домашним питомцам, чем свободным лесным жителям) весьма любезно согласился рассказать мне, почему затеял строительство дома именно в этой низине, практически на дороге. Попросил только не фотографировать его самого и не афишировать координат стройки.

«Понимаете, не хочу никого обидеть, но уже не раз сталкивались с вашим братом. Вроде смотришь, не надо вам ничего, бурелом в лесу на ручье, растет ерунда всякая, никто и не ходит туда. А только начнешь строиться – прибегают, иной раз целыми комиссиями и давай кричать: Кыш! Вы нам тут напортили! Заболотили! У нас лесхоз-сельхоз…. в общем, ни себе, ни бобрам в итоге», — посетовал Бобр.

Оказалось, в низину, граничащую с придорожным кюветом, зверь со своей семьей перебрался, когда лесники в очередной раз попросили их с насиженного места. Повлияла на выбор нового жилья и близость границы: до Литвы меньше ста метров, совсем рядом с дорогой натянута колючка и стоят камеры, охота тут уже запрещена. Безопасно, в общем.

Фото:http://kaifolog.ru/
На мои опасения, не зальет ли дорогу после строительства плотины в кювете, Бобр заверил меня, что предварительно все рассчитал и вода не должна подняться до уровня асфальта. Приглашал даже посмотреть план будущих сооружений, но я поверила ему на слово, тем более, что и глаза у него честные, и опыт строительства плотин и хаток есть.

«А все-таки жалко мне эту осину! Я понимаю, вам для дела… но все же и другие деревья есть вокруг, попроще», — с укором кивнула я Бобру на стройную погибшую красавицу.

«Да признаться честно, и мне отчасти жалко, — вздохнул Бобр. – Я поначалу даже хотел ее оставить, хотя для стройки она уж больно хороша. Но потом увидел, чуть дальше по дороге, люди липы и дубы пилят на обочине, вот такие громадные (развел во всю ширь свои лапы зверь). Ну и думаю: вот им можно непонятно зачем десяток деревьев уничтожить, а мне для стройки парочку всего разве нельзя? Кстати, может вы знаете, зачем эти липы спилили-то? Если им дрова нужны – так вот рядом сухих сколько валяется…»

Рассказывать Бобру про ГОСТы и нормы всяких инспекций я не стала, на краю леса у обочины глухой дороги все эти глупости показались мне особенно натянутым объяснением. На мое неопределенное пожатие плечами зверь вздохнул и грустно покачал головой, в глазах его затаилось явное недоумение нашей человеческой неприспособленностью к природе.

На том мы и попрощались, стоять без дела на холодном ветру и холодно, и скучно. Напоследок я пообещала Бобру помочь в случае необходимости с переселением в хороший тихий ручей, если его все-таки и из этой низины попросят.

 

Ксения Семенова

Фото: Ксения Семенова

 

1 КОММЕНТАРИЙ

Оставьте комментарий

Пожалуйста напишите Ваш комментарий!
Введите ваше имя