Вступление

Лето, солнце, жара, выходной, ещё и долгожданная поездка в деревню.

После выполнения субботних задач на огороде и встречи со старыми друзьями надо обязательно куда-то рвануть на велике, желательно в глушь.

По маршруту решение уже было принято несколько дней назад, в этот раз буду колесить в окрестностях Краснознаменска, частично вбирая в себя километры декабрьского маршрута, проложенного в тех же краях.

Подъём, завтрак, кофе, сборы, выезд. В 6 утра солнце уже достаточно высоко и ярко светит в заспанные глаза. Воздух, однако, достаточно прохладный и даёт организму стимул взбодриться.

До последнего момента сохранялся риск того, что водитель автобуса на Краснознаменск не возьмёт меня с «конём» и придётся прорабатывать в экстренном порядке альтернативный маршрут. Но сегодня мне везёт, и, несмотря на камеру в салоне, я гружусь с великом. Впереди около часа дороги, так что можно немного покипеть, прижав ногой велосипед, чтобы он не покатился по салону на ухабах.

1/3 Краснознаменский район

По прибытию в славный город Краснознаменск в первую очередь посещаю местный памятник-танк. Нет, это не банальный Т-34-85, который стоит чуть ли не в каждом городе. Здесь стоит самый настоящий ИС-3! Это «чудовище» не успело к разгрому «расы господ», но, по некоторым данным, в рамках испытаний могло участвовать в разгроме Квантунской армии Японии.

ИС-3 проявили себя уже в послевоенные годы при подавлении мятежа в Венгрии в 1956 году (успешно) и в ходе арабо-израильских войн (в кривых руках арабских горе-вояк).

Хазельбергу (предпоследнее название Краснознаменска) не очень повезло с наличием полноценной железной дороги, там была только линия узкоколейки, приходящая в городок из Пилькаллена (ныне Добровольск). С тех времён осталось здание, имеющее характерные черты всех немецких пристанционных сооружений — местный вокзал. К сожалению, здание пережило варварскую «реконструкцию» криворукими умельцами.

Вокзал узкоколейки

В полвосьмого утра центр городка напоминает декорации к фильму, куда ещё не запустили актёров для съёмок. На улицах практически ни души, иногда со дворов вылезают «соловьи», жаждущие сигаретку и 20 рублей на опохмел, да редкие горожане, спешащие в воскресенье с утра на работу. На перекрёстке в тени стоит необычная фигура, напоминающая яйцо Чужого. Подписи о том, что это вообще, конечно, нет. Как потом выяснилось, это памятник ореху — символу города, в честь которого он и был назван (Ладзенен, от «ladz» — нем. «орех»). И по сей день городской герб Краснознаменска украшают 3 лесных ореха.

Памятник ксеноморфам краснознаменской земли

Напротив городской администрации традиционно стоит дедушка Ленин. Ильич, видимо, экспериментировал с уменьшающим зельем и стал непропорционально меньше своего постамента.

В Краснознаменске тоже есть свой Ильич, пусть и совсем маленький

Напротив мини-Ленина находится братская могила 333 красноармейцев из 379 отдельного пулемётно-артиллерийского батальона 152 укрепрайона, погибших при взятии Лазденена.

Братская могила советских воинов

На центральной улице взгляд притягивают несколько домов, чьи фасады раскрашены в яркие цвета в противовес красновато-желтовато-сероватым остальным фасадам. В сочетании с аккуратными палисадниками и обилием зелени это делает улицу в крайней степени уютной.

По-европейски яркие и ухоженные улочки

Проезжая по мосту через Шешупу, не могу не свернуть влево. Здесь на реке ещё с начала ХХ века стоит плотина ГЭС, снабжавшая электроэнергией окрестности. В послевоенные годы сооружение было повреждено и стояло серой бетонной декорацией, перекрывавшей реку. Несколько лет назад плотину реконструировали и теперь с её помощью снова можно регулировать уровень воды в реке. Осталось только восстановить её энергопроизводящую функцию.

Возрождённая плотина и остатки старой ГЭС

С тела плотины открываются прямо таки пасторальные пейзажи долины Шешупы. Летом здесь необычайно красиво и живописно.

Кирха вида практически из любой точки города

Преодолев подъём в горку, выезжаю к осколку Средневековья на самом видном месте городка. Кирха здесь была построена спустя полвека после основания поселения, в 1578 году. Первое упоминание о Хазельпуше, так называлось поселение, относится к 1521 году. Городок из Хазельпуша был переименован в Ладзенай на литовский манер, потом, в 1734 году, стал называться Ладзенен, это было более благозвучно для немецкого слуха. В 1938 году Ладзенен не обошла волна переименований и он стал Хазельбергом. После перехода Калининградской области в состав РСФСР все эти «-дорфы», «-бурги», «-берги» и т.п. получили самые обычные русские названия, приправленные советским колоритом. Так Хазельберг стал Краснознаменском. Ну а что кирха? Она неоднократно перестраивалась, в годы Первой Мировой войны получила снаряд в башню, который там до сих пор находится, в советские годы приютила в своих стенах склад, а в 1992 году стала православным храмом апостолов Петра и Павла.

Городская кирха

На территории очень чисто и ухожено, строем вдоль дорожки вытянулись молодые туи, подчёркивающие устремлённые вверх архитектурные формы храма. Рядом стоит учебный колокольный стенд для редких туристов, посещающих это место.

«Зелёные караульные» у стен храма и колокольный стенд

Следуя указателю и совету бабули, наводившей порядок на территории храма, двигаю за бывшую нефтебазу в сторону леса, где находится захоронение времён Первой Мировой войны. Захоронение примечательно тем, что на одной территории захоронены как немецкие, так и русские солдаты, погибшие осенью-зимой 1914-1915 годов. На территории установлен лютеранский крест, православный крест и памятники в виде трёх крестов — следы интенсивной работы «Народного союза Германии по уходу за воинскими захоронениями», которые встречаются на практически любом военном захоронении немцев ХХ века.

«Не напрасно», крест православный и памятники Народного союза Германии по уходу за воинскими захоронениями

Проезжая по высокому берегу Шешупы нельзя вот так просто не остановиться и не насладиться видом.

Выехав из города, качу по пустому шоссе в сторону Заречного. По дороге натыкаюсь на пограничницу, которая очень удивилась моему появлению здесь в такую рань.

Важно! Путешествуя, даже не в пограничной зоне, обязательно имейте с собой документы, удостоверяющие личность, в идеале паспорт. При любых нештатных ситуациях, да даже при обычной проверке документов, это здорово сократит потраченные нервы и время.

Заречное стоит на крутом берегу Шешупы и в том месте, где дорога выходит к самому обрыву, открываются шикарные виды.

На крутом берегу Шешупы

Красота красотой, но мне с ней немного не по пути. Пора сворачивать на север, в лесной массив. Углубившись в лес, я начинаю понимать, в какие чудесные места попал. Лес сосновый, практически везде молодой, очень солнечный и сухой, ещё и практически без бурелома. В подлеске, до куда хватает обзора, растут черничные и брусничные кусты. Воздух полон ароматов трав, стоит шум от пения птиц и гудения насекомых. Местами бруснично-черничный ковёр сменяется ковром из вереска, местами слоем мягкого мха. По пути встретились местные жители, приехавшие за земляникой. С их слов стало ясно, что со сбором черники этим летом меня ждёт облом, ягода помёрзла во время майских холодов.

В Краснознаменском лесу

Через полчаса езды по грунтам выруливаю на шоссе, что ведёт на Неманское сквозь лесной массив. Дорога ровная, машины практически отсутствуют, разве что немного напрягает монотонная прямота дороги. В общем и целом, лесной массив к северу и северо-востоку от Краснознаменска строго рекомендую для велопрогулок.

Неманское. Первое упоминание о поселении в этих местах датируется 1275 годом. Многие века это был самый обычный посёлок на берегу реки Мемель под названием Траппёнен (Траппен с 1938 года). В меру населённый, не сильно богатый, и не сильно бедный, живший своей тихой жизнью. Местные жители плавали по религиозной нужде в соседнее село через реку, свою же кирху построили только в 1905 году. Хотя здание не сильно пострадало в годы Второй Мировой войны, в 60-е годы оно было разобрано на нужды местного кирпичного завода. По некоторым данным, кирпич кирхи использовался в качестве садки при обжиге кирпича, производимого заводом, из-за своей термостойкости.

Здесь было интенсивное речное движение, в том числе, и пассажирское. Для зимовки судов между периодами навигации был построен затон. С того момента, как Литва стала ненадолго независимой после отделения от умирающей Российской Империи, посёлок стал пограничным и обзавёлся своей таможней. Само собой, здесь были школа (сохранилась) и кирха (не сохранилась).

В Траппённе был свой кирпичный завод, производивший кирпичи, черепицу и цветочные горшки. Завод успешно функционировал в советские годы, пока не настала эпоха «эффективных менеджеров». После закрытия предприятия заводские сооружения были разобраны на то, что в них и производилось. Также, в посёлке были пивоварня и заводик по разливу минеральной воды. Войну они уже не пережили, о них напоминают несколько фото в местном музейчике и редкие фарфоровые пробки, которые нет-нет, да и найдут местные копатели.

На сегодняшний день все основные достопримечательности Неманского (кроме бара) сконцентрированы в одном месте — вокруг бывшей (теперь уже) школы довоенной постройки. В войну здание сильно пострадало и при восстановлении пришлось пожертвовать мансардой. Учебное заведение выпустило не одно поколение неманцев, но в рамках сокращения малокомплектных школ в 2014 году было закрыто. Сегодня здание сегодня пустует, и, несмотря на то, что вход закрыт, а окна заколочены, малолетние вандалы нашли проход внутрь.

Неманская школа

Напротив стоит памятник немецким и русским солдатам, погибшим в годы Первой мировой войны, установленный в 1927 году. Изначально памятник увенчивал гордо раскинувший крылья орёл, сидящий на тевтонском кресте. Однако, в ходе реставрации гордый хищник улетел на гнездовье в пункт приёма металлолома и забрал с собой тевтонский крест. Теперь место креста скромно занимает фигура голубя.

Памятник погибшим в Первой Мировой войне

Несмотря на то, что поселковая кирха не сохранилась, дом пастора стоит целый и невредимый. Раньше это был второй корпус школы, после её расформирования в мансарде здания расположился Лесной музей. Хотя, на деле он не лесной, а вполне себе краеведческий.

Дом пастора — Лесной музей

Несмотря на то, что в воскресенье, как выяснилось, в музее выходной, его хранительница Надежда Комарова пришла и провела для меня подробную экскурсию. Экспозиция начинается со стандартного для любого сельского музейчика зала с вырезками из газет, грамотами и прочей официальщиной. А вот дальше всё стало гораздо интереснее.

Целый зал посвящён традиционному русскому быту, чей дух привезли в своих чемоданах и сумках послевоенные переселенцы. Интересная деталь — макет русской печи сделан из кирпича, произведённого на местном же заводе.

Зал русского быта

Следующий зал посвящён событиям Великой Отечественной войны и его эху, которое до сих пор ещё вылезает из-под земли виде оружия, боеприпасов и предметов солдатского быта. Более удачливое эхо обнаруживается на чердаках, в чуланах и в дедовских шкафах, после чего в музее появляются вещи с тех времён в отличном сохране.

«Эхо войны»

Дальше экскурсовод открывает следующий временной пласт, в котором Траппёнен ещё не знает, что такое две мировые войны. Здесь большое количество старых фото посёлка, огромное количество бутыльков и аптечных склянок в антикварных шкафах, а в углу стоит макет населённого пункта довоенных лет. По нему сразу видно, как сильно Траппёнен пострадал в годы войны. В газетной статье тех времён немец жаловался на оторванность посёлка от цивилизации. Знал бы он, что такое оторванность посёлка сейчас, когда туда автобусы заезжают всего несколько раз в день.

Немцев в следующем зале сменила живность, обитающая в этих краях. Чучела подарены бывшими учениками школы, стены украшены «за спасибо» местными художниками.

Целый зал посвящён быту крестьян, причём, литовских. Литовцев здесь жило достаточно много, что не могло не отразиться и на топонимах, и на быту и традициях. Более того, когда пошла волна амнистий «лесных братьев» в 60-70-е г., им разрешили вернуться не в Литовскую ССР, а в приграничные к ней территории, такие как Славский и Краснознаменский районы нашей области. По словам хранительницы музея, был случай, когда на местном кирпичном заводе работали бывший литовский «лесной брат» и сотрудник НКВД, ловивший его. Сколько бы они друг друга видели, ни разу между собой не заговорили.

Естественно, какой крестьянский зал обходится без традиционных атрибутов сельской жизни. Тут и ткацкий станок, и коллекция топоров на все случаи жизни, и маслобойки фирмы Miele, и набор колёс от телег.

Последний зал посвящён советской сельской школе. Тут находятся вещи, спасённые из гибнущей неманской школы — глобусы, печатные машинки, учебники, Ильич. Самый ценный экспонат — дореволюционный букварь, составленный для детей, не знающих русского языка при поступлении в школу. Книге на сегодняшний день 106 лет.

И да, мир невероятно тесен. Из разговора выяснилось, что моя тётя когда-то была учительницей немецкого у Надежды, которая связала всю свою жизнь с неманской школой.

По завершении объёмной и увлекательной экскурсии двигаю дальше. Снова углубившись в лес, я держу путь к позициям 1 дивизиона 308 ракетного полка РВСН, располагавшегося в лесу южнее Неманского. По дороге, найдя заботливо приготовленную лесхозом посиделку, неспешно обедаю и перевариваю как бутерброды, так и впечатления.

Справка: 24 гвардейская Гомельская краснознамённая орденов Суворова, Ленина и Кутузова ракетная дивизия РВСН — старейшее соединение РВСН в нашей стране. На территории области в её подчинении находились 5 ракетных полков, каждый организационно состоял из двух разнесённых на расстояние дивизионов. 308 ракетный полк находился в лесах на северо-востоке области — первый дивизион и управление южнее Неманского, второй дивизион — западнее Лесного. Вооружён был ядерными «карандашами» Р-12, способными за один залп отправить в ядерную Валгаллу пару дивизий НАТОвцев. В 1978 году полк был передислоцирован в Нижний Тагил, где вполне успешно существовал в составе 42 ракетной дивизии, но в 2003 году он был расформирован. Позиции были переданы нуждающимся — 2 дивизион оккупировали пограничники из 479 погранотряда особого назначения и войсковая часть 22615, а в 1 дивизионе, по некоторым данным, сделали базу отдыха.

Когда я был на позициях 25 рп под Гастеллово, я думал, что они сохранились очень плохо. Позиции 1 дн 308 рп сохранились практически от слова «никак». Стартовые столы полностью заросли, ангары обрушились, хранилища ракет в количестве 2 штук надёжно скрыл молодой лес. О нахождении здесь военных говорят только бетонные дорожки среди леса, которые когда-то пролегали по всей территории позиции.

Огневая точка у стартового стола, заросший стартовый стол, руины бетонного ангара и бетонное укрепление среди леса

Отличительная особенность позиций 308 рп — ремонтно-технические базы дивизионов, где хранились боеголовки и собирались ракеты, находились на удалении около двух километров от позиции самого дивизиона, тогда как в других полках РТБ были прямо на позициях. В отличии от других позиций здесь было очень мало укреплённых сооружений, различные технические здания были сделаны из обычного кирпича и бетона. Неизвестно, чем было вызвано такое решение при строительстве. Сами же хранилища под ракеты типовые, из полукруглых бетонных секций. Только на позициях 97 рп, про который я писал ранее в рассказе «День окорочка», хранилища имели дополнительный внутренний слой бетона для увеличения прочности.

Не обнаружив практически ничего от того, что было ракетным дивизионом, еду лесом в западном направлении. По сравнению с лесным массивом северо-восточнее Краснознаменска, здешний лес старше и более сырой, хотя это не делает его менее живописным.

Важный момент! Планируя маршрут через лесные массивы, очень внимательно изучайте карту и снимки со спутника! Просеки, идущие через лес, часто заросшие и заваленные буреломом, как вариант, заболоченные. Более надёжными могут быть дороги, выбивающиеся из «квадратно-гнездовой» системы и не вписывающиеся в стройные ряды просек. В противном случае, есть реальная возможность потерять огромное количество времени и сил, двигаясь по зарослям и ведя велосипед в руках, а то и перетаскивая его через завалы.

В районе Никольского выезжаю на асфальтовую дорогу и не спеша еду в направлении Лесного. Не доезжая посёлка через Шешупу перекинут мост, построенный в советские времена. Параллельно ему стоял немецкий мост, от которого остались торчащие из воды опоры, похожие издали на огромные дольмены. Здесь река разделяет Краснознаменский и Неманский районы.

Старый мост через Шешупу

2/3 Неманский район

Лесное, ранее Гросс Ленкенингкен (Гросс Ленкенау с 1938 г.). Точно не известно, когда посёлок был основан, на сегодняшний день знаем лишь то, что ему около 300 лет. В самом конце XIX века здесь была построена кирха, которая, к сожалению, войну не пережила. Однако, сохранилась крестильная чаша, которая сейчас старательно изображает из себя клумбу.

В 1992 году немецкие туристы, посетившие руины местной кирхи, увидели торчащую из земли чудом сохранившуюся купельную чашу. Её перевезли в Неман и поставили у гостиницы, где часто останавливались гости из Германии. В 2007 году по просьбе Юты Верманн, руководительницы церковного прихода общества «Тильзит-Рагнит» купель перевезли в родной посёлок, где установили на специальном постаменте между памятником погибшим в Первой Мировой войне и домом пастора (источник — http://www.nemanvesty.ru/2010/12/nv2079/).

Дом пастора сегодня занимает поселковый детский сад. Рядом с кирхой стоит памятник немецким солдатам, погибшим в Первую Мировую войну. Состояние его достаточно печальное. Нет следов ухода, зато есть следы сколов.

Купель, дом пастора и памятник погибшим в Первую Мировую войну

В посёлке был филиал «Райффайзен-банка», аптека, двухлетняя школа, лесопилка и, что очень важно, завод по производству белого известкового кирпича. Как я не раз писал, производство белого кирпича было где-то на северо-востоке нынешней Калининградской области, о чем говорят немецкие здания, построенные из него. Например, много таких домой в нынешних Заповедном, Гастеллово и Тимирязево. В самом Лесном из белого кирпича чуть ли не каждое третье строение.

Бывший клуб и ресторан. Тоже бывший

Освежившись фруктовым льдом, еду дальше. Снова поворот в лес, на этот раз на позиции 2 дивизиона 308 ракетного полка. Здесь я был полгода назад, но захотелось снова поколесить по этим глухим местам.

Позиции 2 дивизиона сильно повезло, когда она попала в цепкие лапы пограничников. Здесь уцелела жилая часть (единственная из позиций всех остальных полков), по которой можно судить о том, как здесь трудились воины-ракетчики. На въезде стоит полуразрушенный КПП, перекрывающий бетонку, ведущую на территорию. Цело здание штаба, казарма, пока ещё целы столовая и котельная. Опять же, единственная позиция, где имеется жилой дом для офицеров. Могу предположить, что его построили уже в то время, когда территорию передали пограничникам. Клуб и склады чуть поодаль уже активно разбираются на кирпичи.

КПП, штаб дивизиона, казарма, столовая, пищеблок и типовая офицерская «служебка»

Проехав по бетонке дальше лес, попадаю в остатки автопарка. Сохранились боксы под технику, ПТОР на две машины. Рядом здание с окнами, где вместо стёкол стеклоблоки, а помещения отделаны плиткой — возможно, топливная лаборатория.

Лаборатория и ракетный ангар

Чуть дальше уже начинается техническая территория позиции. Зарастают лесом стартовые столы, ветшают хранилища для ракет. Как я писал выше, РТБ 308 полка располагались в стороне от стартовых позиций, так что 2 ангара для ракет около столов, видимо, использовались для временного их хранения и обслуживания перед пуском. Оба ангара занимает какой-то частник и использует в качестве овощехранилища. Когда я был здесь в декабре, один из ангаров был завален под самый потолок гнилой капустой.

Оригинальные гермодвери

Неподалёку стоит здание, похожее внешне на ангар, но без широких въездных ворот. Возможно, один из пунктов управления. Внутри, понятное дело — разруха.

В душной прохладной бетонной коробке

Возле бункера целая россыпь земляники. Надо успеть насобирать, пока комары со слепнями не подняли дежурные силы по тревоге.

Накатавшись по остаткам позиции, выезжаю через лес на дорогу до Рядино и беру курс на Горино через Большое Село. В одном месте дорога уходит вправо, виден ухоженный КПП. Это РТБ второго дивизиона 308 полка, которая оказалась во владении ОКБ «Факел», где ему никто не мешает проводить испытания своей продукции.

За Большим Селом начинается очень крутой и затяжной подъём, ещё хуже, чем у меня в Переславском. В самом конце пришлось ставить одну из самых низких передач, иначе горку пришлось бы покорять спешившись. Однако, крутизна компенсировалась шикарной березовой аллеей вдоль дороги.

Аллея

В Горино есть неприметный поворот, мощёный старой брусчаткой типа «кошачьи головы». Если пройти мимо трёх огромных алабаев, отчаянно желающих разорвать любого, кто идёт за забором по дороге, то можно попасть к одной из двух башен Бисмарка, сохранившихся в нашей области.

Справочно. В память о «Железном Канцлере» Отто фон Бисмарке по всей Германии и её колониях с 1869 по 1934 год было построено 250 башен, из которых сегодня сохранилось 175. Территория возле башни использовалась как зона отдыха, куда приезжали адепты модного в те годы «патриотического» туризма.

На территории нынешней Калининградской области стояли 4 башни. Одна была на Гальтгарбене (высота 111,4) в районе Переславского. Взорвана немцами в 1945 году во время боя за высоту 111,4. Одна стояла в окрестностях Гусева, не сохранилась. Башня, стоявшая в окрестностях Инстербурга, сохранилась, но недавно у неё обвалилась крыша смотровой площадки. Ну и стоит башня в окрестностях Немана-Рагнита, о которой и идёт сейчас речь.

Башня в Горино была построена уже после Первой Мировой войны, в 1923 году. Материал — кирпич, облицована тёсаным гранитом. Высота 23 метра. Что интересно, башня строилась методом «из говна и палок» — об этом говорит кривая и неряшливая кладка, как будто работал не пруссак, а запойный баварец. Сразу видно, что в послевоенные годы в Фатерлянде было совсем туго с деньгами.

Башня Бисмарка

На вершину башни ведёт винтовая лестница, чьи ступени вмурованы в кладку, за счёт чего и держатся. Перекрытия на площадках из обычных бетонных плит. Некоторые ступени уже развалились и подняться наверх в моём случае задача очень рискованная. Здесь нужен кто-то мелкий, щуплый и бесстрашный, желательно, ещё и с умением хорошо фотографировать.

Винтовая лестница наверх

Повалявшись полчасика на солнце и отдохнув, еду дальше. Теперь нужно докатить до Немана, там меня ждёт целая треть от намеченных целей маршрута.

3/3 Неман

Справка: Из прусских территорий Скаловия была самой удалённой относительно беспокойных соседей с юго-запада, но это слабо помогло против нашествия крестоносцев. В 1275 году рыцари взяли прусское укрепление Раганита на берегу Мемеля и основали там свой замок Ландехсут, где дислоцировалось управление комтурства, которому подчинялись гарнизоны в Тильзите и Лабиау. Точнее, это был ещё не замок, а просто земляно-деревянное укрепление, которое аборигены, а вслед за ними и немцы, стали называть Рагнит.

Укрепление раз за разом разрушалось язычниками-жемайтами, которые регулярно устраивали набеги против местной консервы с крестами на щитах. В конечном счёте, в начале XV века Тевтонский Орден нашёл средства и рабочую силу (частично местные уголовники) для строительства полноценной каменной крепости, вокруг которой вырос городок. Однако, Рагниту не суждено было стать главным городом в этих краях, его к тому времени по экономическому развитию уже успел обогнать сосед Тильзит. Тот стал городом уже в 1552 г., а Рагнит только в 1722.

В XVII веке замок и город захватывались шведами, в Семилетнюю войну был сожжён русскими войсками. В 1807 г. захватывался наполеоновской армией.

В ходе административной реформы 1818 г. Рагнит стал районным центром. Вскоре здесь создаются педагогическое и агрономическое училища. В городе открываются газовый завод, чугунно-литейный и машиностроительный заводы. После того, как в 1909 году здесь была построена целлюлозно-бумажная фабрика, она быстро стала градообразующим предприятием, где трудилось до 1000 работников. Фабрика успешно пережила две войны и даже распад СССР, но из-за экономических сложностей, связанных с резким усложнением поставок сырья, всё кончилось в 2008 году после сильного пожара.

Городской замок же в своё время превратился из оборонительного сооружения против внешних врагов в крепость, защищавшую город от врагов внутренних — замок был перестроен в тюрьму. В советские годы сооружение не использовалось и постепенной разрушалось, что продолжается и поныне.

Неман встречает уютными кривыми улочками, утопающими в зелени. Водонапорка в центре города покрашена и выглядит очень ухоженной.

Городская водонапорная башня

В одном из дворов высятся какие-то старые кирпичные здания, явно промышленного или складского профиля. Ну и как же пройти мимо уютного дворика, где стены дома увиты плющом, а на окнах в подъезде простенькие витражи.

Старые здания Немана

Настало время плотного обеда, благо за углом есть отличная столовая. Подкрепившись, выезжаю в центр города и оказываюсь прямо около замка, который спрятался во дворах жилых домов на центральной улице. Это громадина из красного кирпича, которая всем видом должна внушать страх сначала жемайтам, потом шведам, а позднее, криминальному элементу округа Тильзит-Рагнит.

Дом с лепниной

Вход в замок закрыт железными воротами, но под ними вполне можно проползти. Желания лезть внутрь особого не было, я всё равно там был два года назад. Тогда получилось излазить весь замок, ещё и залезть на его башенку по кошмарной лестнице.

Замок Рагнит и башенка 

Замок остался позади, а я еду по аллее в южную часть города. Здесь ещё не так давно находилось управление 169 зенитной ракетной бригады, а сейчас просто пустыри.

Справка: 169 Варшавская Краснознамённая имени Богдана Хмельницкого зенитная ракетная бригада дислоцировалась в Немане (управление, КП и подразделения обеспечения), её подразделения находились на северо-востоке области (Ясное, Морское, Майский, Ракитное, Неман) и в Литовской ССР. Вооружена была ЗРК С-125 и С-200. Изначально её прародитель, зенитный артиллерийский полк, дислоцировался на Балтийской косе возле авиабазы. В конце 60-х годов, с появлением зенитных ракетных комплексов С-75, специалисты полка переучились с зенитных орудий на ракеты, полк стал бригадой и передислоцировался на северо-восток Калининградской области, рассыпавшись на 13 дивизионов. Но во времена распада СССР руководство решило ,что не нуждается в такой большой ЗРВшной банде. Расформирована бригада была в 1994 г.

Если бы не характерный бетонный забор и не ёлки, и не скажешь, что здесь был военный городок. Здание штаба снесено, сейчас там детская площадка. Казарма подразделений обеспечения располагалась в здании семинарии, которое снесли в середине 90-х годов, даже не осталось его фотографий, только в основном довоенные. Сейчас там просто огромный пустырь с сиротливо стоящей на его краю церковью — бывшей столовой. Сохранились офицерская гостиница и узел связи.

Бывшая столовая и  бывшая офицерская гостиница

Напротив гостиницы находится бункер узла связи бригады. Это явно не основной командный пункт из-за небольшого размера и отсутствия зала боевого управления, состоит из большого количества помещений, заваленных мусором. Имеется большое помещение с въездом для техники — там располагались дизель-генераторы и комплексные средства автоматизации. После расформирования бригады в бункере постоянными обитателями стали бомжи, наркоманы и любопытные подростки.

Вход в яму, лаборатория Х-16 бункер узла связи бригады, зал для загона техники

Выехав с пустыря на месте военного городка, еду по улице дальше и натыкаюсь на не совсем обычную немецкую «хрущобу». Стена одной из квартир украшена лепниной по мотивам месопотамской (Карл!!) мифологии. Вот это я понимаю, выпендрился перед соседями красиво и умно.

Не совсем обычная немецкая «хрущоба»

Дорога выводит меня за город к неприметной рощице. Здесь располагался один из зенитный ракетных дивизионов 169 бригады с позывным «Актай». Проезд к месту зарос и перегорожен «электропастухом», все проходы плотно заминированы молодыми бычками. Несмотря на это, получилось проехать к бывшей территории дивизиона.

От КПП осталась груда кирпичей, от казарм фрагменты стен, а дорога, огибавшая по кругу позицию, заросла бурьяном.

Всё, что осталось от казармы дивизиона

Возвращаюсь обратно в Неман. Надо посетить ещё несколько интересных объектов в центре города. По дороге заезжаю на вокзал, уже бывший. Железная дорога идёт до самой площадки Балтийской АЭС, но сегодня практически не действует. Рядом со зданием вокзала стоит склад с сохранившимися оригинальными дверями.

Вокзал Немана. Бывший. Оригинальные ворота склада

Что за старый немецкий городок без городской кирхи. Первая рагнитская кирха была построена ещё в XVI веке, но в ходе Семилетней войны была разрушена в 1757 году. На её месте в 1771 году была построена новая кирха, спустя 80 лет дополненная 35-метровой колокольней. В таком виде кирха существовала до 60-х годов ХХ века, но была перестроена в жилой дом, а башню понизили до уровня крыши здания. Сегодня в передней части кирхи, где была колокольня, находится её урезанная версия, сопоставимая с нынешним количеством местных католиков и протестантов города.

Рагнитская Евангелическая кирха

Возле поворота на практически бывший целлюлозно-бумажный комбинат есть место, где поколениями увековечивают чью-то память. Здесь памятник погибшим немецким солдатам в Первой Мировой войне, памятник погибшим красноармейцам при штурме Рагнита, памятник погибшим воинам-интернационалистам и памятник погибшим бойцам погранотряда особого назначения, действовавшего на Северном Кавказе.

Немецкий памятник был снесён в 1945 году, но восстановлен в 1991 — м.

Памятник погибшим немецким солдатам, «Полные сил и жизни мужчины/ Погибли в огне сражения/Был этот посев напрасен?», братская могила красноармейцев.

Здесь же находится мрачного и строгого вида здание меннонитской кирхи. Построена она в 1853 году, а во времена нацистов она стала очень удобным и стильным залом для собраний местной партийной организации. В послевоенные годы нацистов сменили неманские спортсмены, занимавшиеся там. На сегодняшний день здание заброшено, крыши нет и состояние его всё хуже и хуже. Сохранились оригинальные двери, очень сильно напоминающие те, что устанавливают на входы в тюремные камеры. Рядом со входом стоит фигура советского спортсмена, чья правая рука не пережила постсоветскую смуту.

Справка: Меннониты — протестантская секта, возникшая в Голландии благодаря Махатме Менно Симонсу. В идейной основе меннонитства лежит принцип непротивления и неприменения силы, из-за чего меннониты не могут брать в руки оружие. Их радикальный пацифизм стал причиной гонений, что вынудило меннонитов в XVI веке бежать из Голландии как можно быстрее и дальше. Даже самые отбитые пацифисты понимали, что непротивление злу насилием не прибавляет ни термостойкости в костре Инквизиции, ни прочности шеи под топором городского палача. Так средневековые голландские хиппи и оказались в своё время на территории Восточной Пруссии, где жили своими общинами.

Меннонитская кирха

Проезжая мимо районной больницы, надо обязательно достать фотоаппарат. Здание оформлено хоть и скромно, но со вкусом.

Неманская районная больница

Сразу после выезда из Немана располагается посёлок Мичуринский (ранее — Альтхоф Рагнит), бывший процветающий совхоз. Раньше здесь было место, которое было строго обязательно к посещению любому туристу, сейчас же и поворачивать лишний раз туда не хочется, чтобы не расстраиваться.

В 1860 году здесь построил своё поместье барон фон Мак, чьё семейство поколениями занималось разведением лошадей, в основном тракененской породы. Комплекс состоял из самого здания усадьбы с высокой башней, напоминавшей колокольню, конюшен, пруда и дендрологического парка, где росли деревья с 5 континентов — от австралийской чёрной сосны до тюльпанового дерева из Северной Америки.

В послевоенные годы здесь находилось управление совхоза «Мичуринец» с клубом. Но совхоз не пережил приход рынка и пришёл в упадок, следом за этим в упадок пришло и поместье. В 2014 году в господском доме произошёл пожар, после чего здание стало стремительно разрушаться. Недавно сгорели и конюшни. Теперь полное разрушение здания и разбор его на кирпичи — вопрос ближайшего времени.

Альтхоф Рагнит

На этой предельно грустной ноте двигаю в сторону Дубков. Ехать по шоссе на Советск не сильно охота, горный велик требует грунтов. Поэтому сворачиваю на боковую дорогу и пробираюсь до Советска вдоль железнодорожной ветки. Раньше эта линия шла от Советска через Неман и Добровольск до Нестерова, но сегодня она выжила только до места строительства Балтийской АЭС.

Полузаброшенная ж/д ветка

До окружной дороги грунтовка бодрая, но после неё уже очень сильно заросла, но велик в режиме трактора на пониженных передачах справляется. Ближе к Советску дорога снова становится дорогой, по которой можно нормально ехать.

Традиционная дорога-аллея.

Ну вот и окраины Советска. На этом поездка переходит в финишный этап, когда можно выехать на берег городского озера, съесть пару порций мороженного и неторопливо поехать домой. Вот примерно столько должно быть впечатлений после качественно проведённого выходного дня.

 

Дмитрий Лашко

Нас впереди ждёт ещё много интересных рассказов Дмитрия, совершающего свои путешествия по «Янтарному краю» на велосипеде.
Материал публикуется без правки.

1 КОММЕНТАРИЙ

Оставьте комментарий

Пожалуйста напишите Ваш комментарий!
Введите ваше имя